soslan_oss (soslan_oss) wrote,
soslan_oss
soslan_oss

Quo vadis: элита Южной Осетии

Сегодня последний день политической агитации, завтра будет тихо.  Все в ожидании: местные, приехавшие журналисты, наблюдатели.  Значительная часть наших людей пока не определилась с выбором, дотянут до последнего.  День тишины на меня не распространяется, поэтому завтра напишу свое мнение о том, чего нам ждать после выборов.  Что будет, если - далеко не праздный вопрос)  Уже закрутились интереснейшие комбинации и союзы.  По сегодняшний день самый сильный ресурс внутри Южной Осетии - у Кокойты-Хугаева.  От их позиции будет зависеть многое, и у меня есть подозрения на счет того, что позиция не будет консолидированной.  Сейчас пост про то, что я считаю важнейшим фактором развития нашего государства - элиту.  Много букв, но кого-то заинтересует.

«Если корабль не знает, куда он плывёт, то ни один ветер не будет ему попутным». 



Системный кризис, случившийся в Южной Осетии во время президентских выборов минувшего года, подвел черту под определенным этапом в развитии нашего государства.  Повторные выборы Президента имеют для республики огромное значение.    Дело даже не в том, кто выйдет из них победителем.  Да, существующая сегодня модель управления государством в Южной Осетии ориентирована на личностный фактор, а не на институциональное развитие.  Именно поэтому она и неэффективна.  Любой избранный Президент вынужден будет решать основополагающую проблему юго-осетинской реальности:  удовлетворить сильнейший общественный спрос на эффективное управление государством.  В свою очередь, эффективное управление означает изменение подхода со стороны власти к рекрутированию элиты.  Недовольство народа республики кадровыми решениями бывшего Президента было лишь следствием  осознания того, что государство управляется неправильно, и доверено управление им не совсем компетентным людям с неправильной для государственников мотивацией. 

Вопрос элиты и методов ее рекрутирования является для Южной Осетии определяющим в силу естественных причин:  малой территории, незначительных ресурсов и сложности геополитического положения.  Для государств, обладающих значительной территорией и соответствующей численностью населения, качественные недостатки элит могут в определенные моменты не играть существенной роли, потому что их восполняют имеющиеся ресурсы.  На протяжении какого-то времени ресурсы могут сгладить даже противоречия между элитами и обществом внутри одной страны.  Но если в качестве примера взять такое государство, как Южная Осетия, то вопрос качества и адекватности элиты приобретет для него жизненно важное значение в любой отдельно взятый временной отрезок.  В некоторой степени элита такого государства, как Южная Осетия, не имеет права на серьезные ошибки, потому что у нее объективно нет ресурсов для устранения их последствий.  Если прибегнуть к математической терминологии, то развитие нашего государства является функцией качества его элиты. 




История упадка

Правящая элита Южной Осетии после 2008 года все больше становилась «вещью в себе».   Основной тенденцией ее развития стал уход от выполнения своих задач и функций в важнейший для государства период с одновременным стремлением сделать свои статусные преференции максимальными.  В Южной Осетии с ее малой численностью населения и  ментальной спецификой такой подход стал причиной острого антагонизма между элитой и обществом.    Второй тенденцией стало то, что правящая элитная группа почти полностью закрылась.  Оказалась невозможной ее ротация, и в качестве подсистемы государственного механизма элита Южной Осетии стала практически замкнутой.  Фактическая узурпация ею имеющихся в республике ресурсов и невозможность стать ее частью даже для самых способных «людей со стороны» стали одной из главных причин деградации политического поля республики.   Результатом такой закрытости стал управленческий коллапс, который сделал невозможной минимально эффективную работу государственного механизма.  Замкнутые системы обречены на деградацию и рост внутреннего беспорядка.  Если эти системы к тому же являются управляющими (элита безусловно таковой является), то лишается возможности развиваться управляемый объект (в данном случае Южная Осетия). Закрывшись и обособившись от общества, правящая юго-осетинская элита фактически закрыла для себя пути развития и наращивания упорядоченности в управляемом ей объекте.  Нарастала степень беспорядка и хаотичности в принятии важных решений.  В долгосрочной перспективе такой негативный опыт должен способствовать созданию в Южной Осетии нормального механизма воспроизводства элит («по способностям») и принципиального отказа от замкнутости.  Это задача, которую вынужден будет решать будущий Президент при условии, что его целью будет развитие государства. 

После войны 2008 года и признания независимости со стороны Российской Федерации и ряда других государств наша республика получила качественно иные возможности для развития.  Для Южной Осетии сменился формат реальности, открылись перспективы стратегического характера.  По сегодняшний день они остаются нереализованными, а окружающая реальность не устраивает подавляющее большинство граждан страны.  Попытка ее преобразования в конструктивном ключе  может быть осуществлена только сильной элитой.  Помимо прочего, она должна помочь будущему Президенту подвести черту под 90-ми годами в Южной Осетии.

«Есть два рычага, которыми можно двигать людей: страх и личный интерес».

Фраза «на дворе 21 век» является в современном мире расхожей и подразумевает необходимость поступательного развития во всех сферах общественной жизни.  Во многих странах, однако, можно наблюдать интересный феномен несоответствия официальной хронологии фактической.  Как показал ноябрь минувшего года, Южная Осетия в политическом плане все еще живет в 90х годах 20 века.  Свидетельством этого стал не столько конфликт между двумя элитными группами республики, сколько их неспособность решить его политическими методами.  Мобилизация сторонников обеих групп в этом конфликте  строилась на двух факторах, типичных для политики 90х годов: страхе и личном интересе.   В значительной степени обе эти группы предстали сторонами одной медали и использовали похожие методы борьбы в противостоянии друг с другом.  Правящая элита и насаждаемая ей модель управления стали главной причиной случившегося кризиса.   Выйти из него безболезненно для государства она не смогла, то есть не выполнила своих прямых обязанностей перед обществом.  В свою очередь, противостоящая сторона в борьбе за власть перешла грань, за которой под угрозой оказалась безопасность Южной Осетии.   Ей не была предложена альтернативная схема управления, не была предложена альтернативная программа развития Южной Осетии.  Игра между двумя группами шла по  упрощенным правилам, в центре которых стоял личностный подход по принципу нравится/не нравится.  Не было конкуренции идей и решений.    Заставить и купить – это наиболее легкий способ достижения цели, многократно опробованный во всем мире.  Но сложность стоящих сегодня перед Южной Осетией внутренних и внешних проблем требует других подходов к их решению. 

Послевоенный период  был ознаменован надеждами граждан Южной Осетии на достойную жизнь с нормальным уровнем комфорта.  Угроза уничтожения осетинской государственности заставляла их на многое закрывать глаза в течение 20 лет и давала элите республики известный карт-бланш.  Война действительно многое списывала.  Но первые же три года мирной жизни, потребовавшей от юго-осетинской элиты эффективного управления государством и перевода политических процессов на качественно иной уровень (создания институтов развития) закончились тем, что народ вышел на улицы.  Беспрецедентные в истории Южной Осетии массовые акции протеста подписали приговор «прежним временам», равно как и замкнутой модели формирования элиты. 

 Завершением кризиса  должна стать смена структуры политической системы Южной Осетии и ее переход на другой уровень.  Под сменой структуры в нужно понимать ее усложнение, то есть перемещение акцентов с личностных факторов на институциональные.  Отсутствие адекватных стоящим перед Южной Осетией задачам политических и экономических институтов делает ее, помимо прочего, крайне чувствительной к влиянию извне.  Это активно используется недружественными государствами сейчас и будет использоваться в будущем. Для осознания необходимости институционального подхода к государственному строительству нужна элита с соответствующими качествами и мышлением, способная решать сложные задачи, стоящие перед республикой.  Это означает смену модели управления,  переформатирование реальности, создание новых смыслов.  Захватывающая и сложная задача, решение которой является для Южной Осетии исторической необходимостью


 
Если мечтать, то по-крупному, и думать если, то как можно шире.  Картина другой реальности должна быть в головах у какой-то части активного населения, желательно у тех, кто принимает решения. Тогда прорвемся.  Смогли же южные осетины на зависть многим создать государство, когда все было против - на чистой пассионарности.  Значит, и вывести его на новый уровень, в другую реальность мы тоже сможем. 
Tags: Осетия, осетины
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments